Отзывы

Татьяна Ш.: «Отзыв о практической работе: тело, прощение, результаты»

16 августа, 2015 г.


Татьяна Ш.: «Отзыв о практической работе: тело, прощение, результаты»

Первое время после тренинга я бросилась выражать свои чувства всем и вся. А потом остановилась. Вот идет человек, он мне ничего не сделал, а я чувствую к нему неприязнь и раздражение. И что, бежать и говорить об этом??? И таких случаев один на другом, я постоянно раздражена и недовольна. Я решила не говорить о чувствах, а понаблюдать за собой — что же меня раздражает. Сказать: «Ты меня раздражаешь и бесишь — это же не совсем то, о чем говорил Дима. Дима говорил, что нужно говорить о себе. Я раздражаюсь на…. На что?

Не скажу, что ответ пришел сразу, но пришел. Я увидела, что это только кажется, что меня бесят и раздражают другие, а на самом деле я раздражаюсь НА СЕБЯ. Например, вижу симпатичную девчонку, и пошел внутренний диалог: «Вот, она молодец, она похорошела, похудела, а я уже столько времени собираюсь сбросить несколько килограммов и НИЧЕГО не делаю, я собираюсь и откладываю, откладываю. Я хотела бегать по утрам, больше заниматься йогой, хотела изменить питание, хотела массаж поделать, не есть то-то и то-то, а ем, занимаюсь мало. Ничего не успеваю, утром сплю, эта дурацкая сонливость, ни на что не хватает сил». Потом перехожу к телу: «Какое оно ужасное, непослушное, усталое и ленивое», потом к внешности: «Опять что-то высыпало, смотреть на себя не могу, просто ненавижу», и потом этого у меня нет и этого, и не будет — не заслужила, и тыркаю, тыркаю себя…

И я решила, что пока не буду выплескивать на людей свое раздражение, я НАПИШУ ПИСЬМО СЕБЕ, буду просить прощения у себя за раздражение, злость и ненависть. Буду писать так 40 дней. Каждый день у меня не получалось писать, иногда просто не шло ничего, как будто нечего было написать. Но иногда просто потоки текста лились. Иногда я писала, обращаясь к себе, но почему-то искреннее получалось, когда я просила прощение у Господа, совсем другие слова появлялись, пробивало на слезы, на раскаяние. Я просила прощения за какие-то случаи, где струсила, не смогла что-то сказать или признать. Просила прощения даже за то, что сейчас вижу, что не права и могла бы исправить — но не хватает решимости, силы духа и смелости, за раздражение на себя и за ненависть. За то, что все время бьюсь за правду вместо того, чтобы быть собой, за то, что порчу свою жизнь, за то, что учу других и не понимаю каких-то простых истин, за то, что не слышу себя и прохожу не по душе… Сейчас это звучит как общие фразы, но когда писала, я каждый случай, который вспоминался, описывала.

Например, когда мне было 16, меня сильно обидел мальчик, он сказал, что я корова, чудовище и со мной стыдно показаться на людях. Но я сделала вид, что это ко мне не относится — это не про меня он говорит. И я просила у себя прощения за то, что казалась сильной, когда мне было обидно, когда мне было больно и самой за себя стыдно. Я не сказала ему, что он был прав и я согласна с ним, что мне самой очень не нравится мой вид, и сама чувствую себя недоделанной и некрасивой, но я хочу измениться и мне очень больно, что он обижает меня, я считала его своим другом и ждала помощи, а сказала: «Не нравится — не общайся», и ничего не сказав о своих чувствах, о том, что очень больно терять друга. Я просила прощения у себя за то, что вместо того, чтобы быть собой и признаться себе, что мне больно и что мне не нравится, я просто стала внутренне себя грызть, а внешне делать вид, что у меня полный порядок и у меня нет проблем.

Еще у меня в детстве была кошка, она выросла со мной. Из всей семьи она признавала только меня, спала со мной, защищала. Ей надо было делать операцию, и я струсила и не поехала, осталась дома ждать. Она умерла, не выдержала операции. Я просила прощения у себя за то, что не могу себе этого простить, что струсила и не поехала с ней, не поддержала ее, не была рядом. За то, что боюсь смерти, больниц и чужой боли. Просила прощения за то, что не выразила этого страха тогда, а просто сбежала от ответственности, спряталась и пережидала. Просила прощения у себя за чувство вины и за то, что до сих пор ношу его с собой. За раздражение на себя из-за своей трусости и малодушия.

Я просила прощения у своего тела за то, что не слушаю его и не понимаю, все время сравниваю с другими и никогда не благодарю, а только требую, требую и требую. Просила прощения за то, что смотрю на других, особенно на тренировках, и унижаю свое тело, обзываюсь мысленно и считаю никчемным и не способным двигаться вперед, за то, что говорю ему: «Вот этот человек это делает, а ты нет, вот этот занимается меньше — а уже делает, а ты ни на что не способное тело, неповоротливое. Я просила прощения и сказала, что не буду его мучить и даже взяла отдых от занятий — разрешила ему ничего не делать, и есть все, что захочет».

Просила прощения у себя за вспыльчивость и за то, что делаю глупости из-за взрыва эмоций, а потом опять же грызу себя за это и ничего не исправляю. За то, что делать глупости я могу, а исправлять у меня не хватает решимости и мужества. За трусость и малодушие.

Встретилась с бывшим — поговорила, а чувствую, что меня не отпустило, спать не могу, потеряла покой. И опять же начала себя грызть, что что-то делаю не то. А получается-то, что ему время не помеха и он готов продолжить отношения, а мне нужно сказать ему, что я НЕ ХОЧУ. И не хватает решимости. И я стала просить у себя прощения за трусость, за то, что боюсь остаться одна и просчитываю варианты, за то, что боюсь сказать то, что не люблю, не хочу и ничего не будет. За то, что хочу избежать разговоров и надеюсь, что все как-то само рассосется. Просила прощения у себя за то, что чувствую себя очень плохо, за то, что задаю себе вопрос: «Зачем я с ним встречалась», и ответ мне не нравится, я даже себе его не хочу озвучивать, а тем более ему сказать. Причем для себя-то я определилась — НЕ ХОЧУ, а сказать решимости не хватает, и я начинаю просто сбегать от ответственности и прямого разговора, осуждать себя за это и грызть изнутри.

Потом набралась все же решимости сказать бывшему, что ничего не получится, что я НЕ ХОЧУ. Я, правда, написала сообщением, не в живую, но пусть так, для меня это было очень сложно. И вообще, я разрешила себе не гнаться за другими. А то ведь даже то, что другие же врут, обманывают и как-то живут, а я даже соврать себе не могу, сразу же раздражением на коже высыпает, даже за это я себя грызла. Теперь же я поблагодарила себя за это, за то, что не даю себе врать, сказала себе, что буду прислушиваться к своему телу, к себе настоящей. Пусть другие живут, как хотят, это их жизнь, а я устала врать, устала играть чужие роли, просчитывать и бояться, что упущу или останусь одна. Я хочу быть собой. И пусть будет как будет. Я не буду общаться с неприятными мне людьми, я не буду терпеть и грызть себя, я буду стараться выражать то, что чувствую, и не буду делать вид, что мне все равно, если мне не все равно. Где-то я все равно малодушничаю и боюсь поговорить, попросить прощения и как-то исправить, но я не буду себя за это грызть, буду делать то, что мне по силам.

И еще много уже за что просила прощения. Первые результаты были — ушла отечность с ног. Я зимой купила себе такие босоножки — мечта! А тут лето, и нога в них не влезла. Первый результат — я была счастлива, я просто так из-за них расстраивалась, они мне так нравились, просто спать с ними бы в обнимку легла)))))) И о! счастье!!!! Ушла отечность, я их могу надевать!!! Потом я почувствовала, что могу бегать!!! Т.е. тело само попросило нагрузки. Я стала легко просыпаться утром, высыпаться и ушла сонливость. Я сразу же благодарила его за этот подарок, и сказала телу: если вдруг устанешь — будем отдыхать, я не буду гнать и изматывать его. Через две недели оно соскучилось по йоге, и в нем появилась устойчивость, какие-то асаны стали по-другому ощущаться, меня перестало качать. В какой-то момент ушла сыпь с лица, потом с рук, практически до нуля ушла экзема с руки. Периодически выпрыгивает водянистый волдырь где-нибудь на этом месте (экзема начиналась с такого волдырика, а потом переходила в одну огромную рану с трещинами и шелушением), но к счастью, в экзему не переходит. И если отслежу, что меня вывело из себя — но проходит до нуля за день-два. Потом на плече что-то вроде экземы, такое сухое шелушащееся место, оно вообще по телу то в одном, то в другом месте появлялось, вот второй месяц сошло до нуля. И на голенях по наружной поверхности какое-то раздражение уже год — тоже раз и обнаружила, что его нет, ровная кожа, не чешутся, я пока даже не верю, что это все ушло насовсем. Но я продолжаю писать. После удачного письма возникает такое чувство опустошения и внутренней пустоты, что бывает несколько дней не приходит даже мысль, о чем еще попросить у себя прощения…

Татьяна.


Комментарии

Комментарии для сайта Cackle

Подпишитесь

и будьте всегда в курсе последних новостей